?

Log in

No account? Create an account
Детская площадка
enotsvoboden
Помните как выглядели детские игровые площадки в спальных районах советской постройки? В моём дворе из всех развлечений была одна горка, железный турник для выбивания ковров и деревянная песочница. Песок в песочнице пополнялся примерно раз в пять лет с помощью самосвала. Любимым нашим занятием после этого была игра «Откопай песочницу». С теми, кто в ней не участвовал и продолжал лепить куличики, мы больше не играли.  
Еще там была огромная бетонная труба, которую забыли строители, и она так и осталась лежать посреди двора. В ней можно было спрятаться от дождя, сделать «штаб» или выкурить первую в жизни сигарету.

Поверхность трубы со временем покрывались надписями, а особо активные бабушки строчили жалобы во все инстанции с просьбой убрать эту громадину. Но труба пережила всех бабушек и лежит во дворе до сих пор. Один раз приехал какой-то дядя в костюме, ходил вокруг неё, что то записывал. На следующий день пришли две женщины в синих робах, и покрасили трубу в цвета радуги.

Во дворе стояли скамейки с деревянными сидушками. С каждым летом досок на скамейках становилось все меньше и меньше, пока они не исчезли вовсе. Остались лишь голые стальные каркасы. Но бабушкам где-то надо сидеть, поэтому в теплые дни можно было наблюдать такую картину: возле того, что раньше называлось лавочками, собирались бабушки, в руках которых было одной доске. Постелив их на каркасы, они спокойно садились и сплетничали. Расходясь, они забирали свои доски домой.
Потом администрация поставила новые скамейки – точно такие же. На них сразу же начали слетаться шумные компании. Бабушкам это не понравилось и они уже сами свинтили доски-сидушки, и продолжали собираться на лавочках исключительно своей дружной бандой.

Но наша детская площадка не ограничивалась песочницей, горкой и лавочками. Она простиралась далеко за пределы всего этого. Детской площадкой были и соседние гаражи, где мы жгли костры, и набережная, где устраивали гонки на велосипедах, и заросли акации, где мы любили играть в партизанов.  Трудно было обозначить границы. Они были незримы и понимались интуитивно.Пожалуй, единственным ограничением было время, в которое ты должен был вернуться домой. Если ты не приходил вовремя, то следующие два дня ты был наказан и сидел дома. Что может быть ужасней домашнего наказания, особенно в жаркий летний день? Компьютер с ютубом и соцсетями существовали тогда только в головах фантастов-извращенцев. В чёрно-белом телевизоре было всего три канала, а игрушки… да зачем они тебе, если не с кем играть. Друзья были намного интереснее любой игрушки, а все самые яркие краски были там – на улице.

Зимой детская площадка перемещалась ближе к Енисею. Там была горка, с которой можно было уехать прямо на лёд. Впрочем, река не всегда успевала замерзать, а прийти домой в мокрой одежде приводило к тем же последствиям, что и позднее возвращение. Зимой вся детвора носила валенки. Они делали всех равными. Под вечер все расходились, возле горки оставалась куча картона, а на снегу множество одинаковых следов – как будто здесь погуляло стадо каких-то зверей.

В новых жилых кварталах детские площадки совсем не такие. Они маленькие, аккуратные, с разноцветными горками, качелями и лавочками. Огороженные невысоким заборчиком, они как бы говорят: «Играть можно только здесь». А за этим заборчиком есть кусочек газона, который кончается таким же заборчиком. А там, где кончается газон, начинается парковка. А за парковкой дом. И вокруг дома все это повторяется. И дома тоже повторяются. Дети из этих новостроек вряд ли расстраиваются, что у них нет лежащей посреди двора трубы, недостроенного здания магазина поблизости или гаражей, где можно играть.  И мы взрослые тоже этому не расстраиваемся. Мы ведь так хотим, чтобы у наших детей все было лучше, чем у нас…  

Гости, «Зенит» и чайки
enotsvoboden
Когда нужно заполнить пустое пространство в квартире, я завожу гостей. Но не на один вечер, а например, сразу на неделю. Гости лучше кошки или собаки – они не писают в обувь, с ними можно гулять без поводка, иногда они моют тебе посуду, а когда с ними расстаешься, то не боишься, что те станут дворнягами.

В Петербург на новогодние праздники приезжают сотни тысяч людей. Привыкший к толпам туристов в летний период, он к такому пополнению готов. Местные жители запасаются салатами, алкоголем и ленью, чтобы все каникулы как можно реже выходить из дома, а гости города, в том числе и дети, тихонько матерятся, стоя по часу в очереди в Эрмитаж среди себеподобных.

Натали прилетела из Красноярска. Отправившись за четыре тысячи километров, любая красивая девушка возьмет с собой столько же вещей – по одной на каждый километр, но только не Натали. Она коварно расправилась с этим стереотипом, взяв с собой лишь небольшой рюкзак. В нем все самое необходимое: два пленочных фотоаппарата, каждый весом с автомат Калашникова, коллекция объективов и запас пленки на случай ядерной войны.
Натали постоянно носит их с собой и может с легкостью перезаряжать пленку, перепрыгивая лужи, при этом успевая откусывать пышку именно с той стороны, где больше всего пудры.

Андрей носит на лице грусть и новогодний Питер его не радует. Еще пару дней назад он купался в теплом море и видел солнце. Его чемодан по размерам напоминает небольшую квартиру. Среди вещей есть уютные тапочки и несколько книг. Положить кресло-качалку он в спешке забыл. Андрей вегетарианец. Слава богу, не ваган. Различия тут существенны: о том, что человек вегетарианец ты узнаешь в тот момент, когда предлагаешь ему котлету. А веган – это человек, которого знаешь всего пять минут, а он уже успел десять раз напомнить, что не ест мясо.

Несколько минут до Нового Года. Мы втроем стоим во дворе жилого дома возле новогодней ёлки и открываем шампанское. К нам подходит охранник и с помощью перегара пытается объяснить, что распивать алкоголь тут нельзя. Через десять минут охранник уже пьет с нами шампанское, ест наши мандарины, и мы все дружно с восхищением материмся на праздничные салюты.
Натали вытаскивает нас гулять, даже когда снег, ветер и дождь пытаются устроить апокалипсис. Её не сильно интересует погода и наше мнение. Прогулки по зимнему Питеру прекрасны, если конечно не смотреть под ноги. Там внизу ты всегда находишься в некой субстанции, напоминающей кашу, которую с любовью приготовила природа, совместно с коммунальными службами. Первая предоставила снег и грязь, вторые – техническую соль.
Впитывать в себя красоту труднее, чем воду в ботинки. Поэтому, лучше на время забыть о том, что у тебя есть ноги и отдать предпочтение созерцанию архитектурных ансамблей.

Мы гуляем по городу. Натали фотографирует чаек, страшные дворы-колодцы и питерских алкашей. Я рассказываю о Казанском, Спасе-на-Крови и Невском. Алкаши иногда добавляют немало интересных фактов, за что заслуженно получают свою порцию мелочи.

Хорошая традиция – заканчивать вечер на Думской. Но здесь всегда есть риск, что вечер может и не закончится. Думская напоминает студенческое общежитие: заходишь в одну дверь, выпиваешь, и у тебя сразу появляются лучшие друзья. Идешь с ними в следующую дверь. Там опять выпиваешь и получаешь новую порцию лучших друзей, которые знакомятся со старыми, и так далее. Под утро у тебя куча новых друзей, нет денег на такси, но самое главное – ты не помнишь, в каком из баров оставил своего настоящего друга, с которым пришел сюда вечером.

В один из таких вечеров мы потеряли Андрея. Если после трех бокалов пива и нескольких «Боярских» ты кого-то потерял, то возможно надо всего лишь заглянуть под стол. Или самому вылезти от туда. Но с Андреем был не тот случай: под столом его не было, в туалете тоже, а на звонок его телефон завибрировал в кармане моей куртки. Мы обнаружили Андрея в соседнем баре, целующимся с зеленоволосой девушкой. Он решил нас познакомить, но забыл как её зовут. На этом их роман завершился.

Мы стоим на перроне. До отправления поезда остается десять минут. Опаздывающие бегут и заканчивают опаздывать у своих вагонов, а проводницы привычно сортируют людей на провожающих и пассажиров. У моих гостей впереди Москва, потом самолет и дом. А дальше, мы все уткнемся в свои мониторы и начнутся серые будни. У каждого по-своему, но серые.

Я кручу в руках старенький фотоаппарат «Зенит». Парадокс, но старые вещи порой заставляют почувствовать себя моложе. На такой же «Зенит» отец фотографировал меня, когда я был еще совсем маленький. А на всех цифровых снимках я уже взрослый.

Теперь раз в неделю на почту мне приходят фотографии – пленочные. Спасибо, Натали! Мне кажется на них я выгляжу моложе. Хотя, если подумать, то на любой фотографии ты всегда будешь моложе, чем сейчас.


IMG_20150117_0004

Первое свидание
enotsvoboden
Настя училась в моей школе и была на год младше меня. По какой-то причине именно она мне понравилась. Примерно до девятого класса я её не замечал, впрочем, как и других девочек из младших классов.

Когда тебе 15, твои одноклассницы обзаводятся парнями, которые на два-три года старше тебя. А лучшие представительницы 10-11-х классов уже встречаются с 20-23-летними «стариками». Ты начинаешь думать, что пора бы брать пример с этих парней.

И я стал здороваться с Настей. Её подружек я принципиально игнорировал. По моим расчетам она должна была понять, что делаю я это не просто так, а чего-то хочу от неё. Чего именно, я пока сам не знал, но план сработал – примерно через месяц Настя начала здороваться в ответ. Это была маленькая победа, после которой Настя мне стала нравиться еще больше. Но я понятия не имел, что мне делать дальше.

Прошло полгода. Наши с Настей отношения зашли в тупик. И хотя она об этом даже не догадывалась, я точно знал, что просто обмениваться приветами мы уже не можем. Нужно было переходить к решительным действиям. Я нашел в справочнике номер её домашнего телефона. Во времена моей юности компьютеры, интернеты и мобильные еще не мешали знакомиться людям по обычному городскому телефону. На нём можно было висеть часами и говорить о всякой ерунде. И я позвонил Насте…

По телефону у нас все было чудесно: мы обсуждали школьных училок, моих одноклассников, предстоящий выпускной, я читал ей любимые анекдоты и байки – она смеялась.

Прошел еще месяц. Мы болтали по телефону, а когда виделись в школе, то просто здоровались. Отношения опять зашли в тупик. Но к счастью настал май, на улице окончательно потеплело, и можно было пригласить Настю на прогулку – единственный вид свидания, который я мог тогда себе позволить. Чтобы быть хоть немного оригинальным, я предложил ей сходить в парк аттракционов. И она согласилась.

Я надел новенькие джинсы, тщательно отгладил рубашку. Достал из коробки туфли, которые мне купили на выпускной, но пока не разрешали носить. Выглядел я безупречно. Чувствовал себя – отвратительно. Я боялся показаться ей скучным и застенчивым. Я чертовски боялся этих пауз, когда не о чем поговорить и когда кажется, что человек имеет право уйти, не сказав ни слова, просто потому, что ты скучный и унылый тип.

Я приехал к парку на пол часа раньше оговоренного времени, потому что мне нужно было купить розу. Это был первый цветок, который я покупал для девушки, поэтому к выбору следовало подойти ответственно. То, что это будет роза не вызывало никаких сомнений, но вот цвет – я не знал какой лучше. К счастью продавщица разглядела у меня на лбу надпись «молокосос» и посоветовала брать белую.

Настя на свидание не опоздала. К одежде тоже подошла ответственно – пришла в юбке и на каблуках. Мы немного прогулялись, съели по мороженому, и пошли на колесо обозрения. Сев в кабинку мы начали медленно подниматься. Примерно на четверти пути Настя побледнела и прижала ладонь к своему рту.

- Что с тобой ?
- Меня тошнит, - простонала она.

К такому развитию событий я оказался не готов. Она побледнела, и у меня не оставалось сомнений в том, что её вот-вот вырвет. Но я не мог просто сидеть. Я должен был что-то сделать.

- Давай за борт, - посоветовал я
- Я не могу смотреть вниз
- Так ты глаза закрой
- Все равно не могу…

Мы уже были на самой высоте, где открывалась панорама прекрасного весеннего города. Но любоваться ей мы не стали, потому что в этот момент Настю начало рвать прямо в кабинке – на пол. Я поднял ноги, чтобы случайно не испачкать свои новые туфли.

- Есть платок? – спросила она, после того как закончила.
- Неа
- Мне надо вытереться, - заплакала она.

Вытереться действительно было нечем. Я обратил внимание на розу, которая лежала на столике в кабинке.

- Вытрись лепестками, - посоветовал я.
- Ты что серьезно? Это же роза
- Да и фиг с ней. Когда спустимся – салфеток найдем, - успокоил я её.

Настя начала отрывать лепестки, вытирать ими губы и подбородок. На эту процедуру ушел почти весь бутон. Сделав круг, мы вышли из кабинки.

- Я наверное лучше домой поеду, - сказала Настя.
- Тебя проводить?
- Нет, все хорошо. Я просто видимо что-то съела не то.

Мы дошли до остановки, Настя села в свой автобус и уехала. Я посмотрел на часы. Было 18:29. Встретились мы ровно в 18:00. Больше мы с Настей не общались.

Прошло уже столько лет. Как сложилась Настина судьба мне не очень интересно. Но до сих пор интересует один момент: что тогда подумали люди, которые зашли в кабинку после нас и увидели лужу рвоты, усыпанную лепестками розы?

Виталик
enotsvoboden
Я не знаю человека сильнее Виталика. Ты жмешь ему руку, а он твою – выжимает. А еще он из тех людей, чья ширина больше, чем высота, поэтому в двери ему приходиться заходить боком. Стандартные дверные проемы – это прямое ущемление прав Виталика.

Широта Виталика проявлялась не только в плечах, но и в душе. Все к чему он прикасался, делалось с фантазией, смекалкой и легким оттенком ебанутости. Однажды Виталик купил старенький «Запорожец». Старенький потому, что новеньких уже давно не бывает. Это все остальные люди покупают машины, чтобы просто на них ездить. Виталика же такой подход не устраивал. Он купил эту машину, для того, чтобы осуществить свою давнюю мечту – кататься по городу на кабриолете. Да, именно так. Он решил превратить «Запорожец» в кабриолет.
Процесс превращения занял два года. К середине лета – аккурат ко дню рождения Виталика, прокаченный «Запор» наконец выкатился из гаража, став долгожданным подарком на именины. Но подарок никак не ожидал, что в этот день на нем будут кататься как минимум восемь пьяных людей, потом снимут на нем проституток, будут орать песни, облюют весь салон, и под занавес гаишники отбуксируют его на штрафстоянку, впаяв хозяину солидный штраф и лишив водительских прав за нетрезвую езду.

Каждый год в конце осени Виталик ездил с отцом на охоту. После таких поездок холодильник в их доме превращался в анатомический музей диких животных Восточной Сибири. Все свободное пространство морозильной камеры и балкона было забито тушками, бедрами, потрошками, вырезками, головами, копытами и другими запчастями от зверей. Это богатство Виталик не только употреблял в пищу, но и дарил друзьям, правда не всем – только самым близким. Однажды он подарил девушке на день рождения ногу косули. Виталя ни секунды не сомневался в ценности подарка. По его мнению, лучше ноги косули может быть только целя косуля, но больше половины этого животного он уже съел.
Не верьте девушкам, которые говорят, что любят оригинальные подарки. После ноги косули, завернутой в подарочную бумагу и обвязанную яркой ленточкой, у Кати – так звали именинницу, случилась истерика. Нет, конечно она видела в своей жизни мясо, но исключительно в двух видах: на прилавке в магазине и котлеты. Причем ей в голову не приходило, что до того как попасть на магазинный прилавок мясо бегало, прыгало, кушало траву и строило планы на будущее. Когда Виталя рассказывал как он застрелил эту косулю, Кате стало плохо. Виталя расстроился, гости поржали, а Катя стала более разборчива в выборе гостей для своего дня рождения и резко полюбила тюльпаны, готовые наборы косметики за тыщу рублей и всевозможные подарочные сертификаты.

Машины, охота и развлечения требовали денег, поэтому Виталик работал – шиномонтажником. Но, как творческий человек из рабочей семьи, он не мог работать просто в какой-нибудь шиномонтажке, поэтому устроился в ту, которая находилась рядом музыкальным училищем. А если быть точнее, то рядом с женским общежитием музыкального училища. Место хорошее и стратегически выгодное: путь от общаги до училища пролегал как раз через территорию шиномонтажки. Мимо постоянно бегали девушки с разными футлярами и фигурами. Виталя нашел взаимосвязь между этими вещами. Например, у большинства виолончелисток маленькие сиськи. У девушек на духовых – побольше, но на лицо они пострашнее.
Если вы думаете, что в музыкальных учебных заведениях девушки сплошь и рядом возвышенные и просто так с ними не познакомишься, то Виталя переубедил бы вас в два счета. За три месяца работы на шиномнтажке, в его каморке простонали три виолончелистки, три флейтистки, две кларнетистки, одна скрипачка, одна пианистка и одна баянистка. Если бы на работе не отвлекала сама работа, то через виталину камору прошел бы целый симфонический оркестр, естественно женский. Мир гармоничных звуков и мелодий конечно прекрасен, но мир порока и разврата для большинства студенток, как оказалось, не менее привлекательный, даже если этот мир – каморка с диваном и столиком в пункте шиномонтажа.
На грязного, загорелого, но веселого и крепкого парня, выполняющего физическую работу, у студенток текли слюни. Щуплые и бледные парни из музучилища, некоторые из которых порой влюблялись друг в друга, смотрелись на его фоне как дешевые китайские подделки мужчин, в которых кроме музыкальной начинки больше и не было.
Поначалу у Витали все шло гладко: знакомился со студентками, стрелял телефончики, звонил, приглашал на чай, и, наконец, соблазнял. И все это не отходя от рабочего места. Были девушки, с которыми подобная технолгическая цепочка укладывалась в один вечер, а были и такие, с которыми переговоры длились неделями.

Влюблялись в Виталю легко и непринужденно. В его телефоне хранилась целая коллекция любовных признаний в виде смсок. Здесь были и банальные «Я тебя люблю», и более сложные «Ты мне голову вскружил, от любви нет больше сил…» и любовные признания высшего сорта, вроде письма Татьяны к Онегину. На такие смс Виталя никогда не отвечал, поэтому часто тон сообщений из «Я тебя люблю» превращался в «Чтоб ты сдох» или «Гореть тебе в аду». К этому он относился нормально и даже философски. «Телкам просто необходима безответная любовь», - говорил он. «Особенно творческим телкам. Пусть немного пострадают, глядишь, может что-нибудь гениальное сочинят…». Так шли недели и месяцы. Девушек, которые надеялись на что-то более серьезное, Виталя мягко «отшивал», а тех, кого устраивали ни к чему не обязывающие свидания, были желанными гостями в его каморке, где кстати был душ и, самое главное – плотные шторы на окне.

Однако, он не учел одного очень важного фактора: личная жизнь девушки – это главный и основной предмет разговора со своими подругами. Поэтому очень скоро о Витале знал практически весь женский состав музучилища. Виталя стал их мемом. Например, если девушка долго не могла найти себе парня, подруги ей шутя советовали сходить к Виталику. Или если девушке изменил парень, ей говорили « А ты отомсти ему. Вон хотя бы с Виталиком». То, что этот человек может только поматросить и бросить теперь знали и те, кого он еще не матросил, но теоретически мог бы.
Но это еще не все. Отвергнутые Виталей воздыхательницы мстили ему как могли, а именно распространяли по секрету самые разные слухи о нем. Так Виталя быстро превратился в героинового наркомана с десятилетним стажем, бандита, скрывающегося от милиции, и страсть как любящего поколотить женщин выродка.

Вскоре интерес к Витале со стороны девушек музучилища сошел на нет. Искать новых связей на фоне такой «популярности» было весьма затруднительно. Со старыми связями дела тоже были плохи: некоторые девушки верили слухам и предпочитали больше не общаться с таким подонком, некоторые не верили, но просто не хотели рисковать, а некоторые просто находили себе более-менее постоянных бойфрендов и в Виталиных услугах больше не нуждались. Очень скоро разбежались все. Все, кроме Алины.

Она училась по классу скрипки. Худенькая, небольшого роста. Внешность, по Виталиной оценке, кое как дотягивала до «четверки». Она знала, что у Витали есть другие девушки, она знала все слухи, которые ходили о нем в музучилище. Она продолжала приходить к нему и ни разу не спросила о том правда ли все то, что говорят о нем студентки. Алина часто прогуливала занятия для того, чтобы зайти к нему, просто попить чаю и поболтать. Ей даже разрешалось приходить в самый разгар рабочего процесса. В такие моменты она доставала скрипку, садилась на стул и играла, в то время как Виталя возился с колесами от очередного автомобиля.
Через год Виталя и Алина поженились. Свадьбу отмечали на природе. Это была инициатива жениха. Среди гостей были друзья Алины – музыканты, которые взяли с собой инструменты, собрали небольшой камерный оркестр и развлекали всех живой музыкой. Пили много, особенно друзья Витали, но никто не подрался.

Гараж
enotsvoboden
Соседок по гаражу не бывает. Эту истину я уяснил еще в детстве. У нас в семье был «Жигуль» - машина, которая для любого хозяина становилась не только средством передвижения, но и хобби. Любимым или нет – это уже другой вопрос. Но если твое хобби никак не связано с этим автомобилем, например походы в театр, то «Жигуль», рано или поздно, перестанет быть средством передвижения. Причем внезапно – аккурат по пути в тот же театр, да еще и на оживленном перекрестке. «Жигуль» заменял многим мужчинам любовницу. Возможно поэтому в СССР и было так мало разводов. А что сейчас? Обзавелись иномарками, у которых только масло да фильтры меняй, и у мужчин появилось куча свободного времени со всеми вытекающими.

В гараже отцы и сыновья учились понимать друг друга с полуслова.
- Сынок, подай ка мне ту херню, - кричал мне отец из ямы.
И я подавал ему подушку стабилизатора. Если отец говорил не «херню», а «хрень», я точно знал, что ему нужна стойка стабилизатора. Если отец говорил другое слово на букву «х», то я понимал, что он нервничает и подавал нужные детали в два раза быстрее. Так шли годы, я был хорошим и терпеливым ассистентом, и ждал того дня, когда отец даст мне ключи со словами: «Садись за руль, выгоняй машину».

И этот день настал. Светило солнце, чирикали воробьи. «Прощай детство. Здравствуй взрослая жизнь» - думал я. Соседок по гаражу не бывает. Зато есть сосед тот, что справа. А еще есть знакомые мужики через несколько гаражей, или даже через несколько десятков. И все они соседи. И почему то именно в этот день все они собрались у наших ворот. Я сел за руль, выжал сцепление, завел двигатель, включил заднюю передачу. Ах, что за сцепление в «Жигулях»! Такую нежную и чувственную связь между машиной и человеком американцам удалось воплотить лишь в фильме «Терминатор 2». Наши же инженеры с успехом сделали это в серийном автомобиле.
- Ты должен чувствовать сцепление, - говорил мне отец. Сначала ооочень плавно, потом только чуть отпусти, потом опять ооочень плавно, ну а потом можно и до конца отпускать.
Отец буквально отдал мне свою «любовницу». Мне – двенадцатилетнему девственнику. Естественно этой опытной даме не понравились сексуальные потуги отрока: она психанула, взревела и выкатилась задним ходом, стукнув левым зеркальцем о дверь гаража.

А ведь я уже представлял как красиво выгоню «Жигуль» задним ходом, выйду из машины покручивая ключи на пальце, и отец с мужиками подхватят меня на руки как Юрия Гагарина и отнесут в гараж, где нальют водки, отрежут сала, мы выпьем и начнем травить пахабные анекдоты.
Увы, но я снова стал рядовым ассистентом без права садиться за руль на неопределенное время. А ведь я уже был готов распрощаться с рогаткой, велосипедом и футбольным мячиком как символами беззаботного детства и настоящей свободы.

Но всему свое время… и место. Гараж был местом, где хранились вещи, время которых вышло. Пока отец перебирал подвеску, я любил перебирать старье, периодически вывозимое с балкона. Только бесчувственная скотина может позволить себе переместить старые пластинки, стереопроигрыватель, школьные тетрадки начальных классов с балконного пространства сразу на помойку, минуя гараж. Нет, как минимум несколько лет все это должно пролежать в гараже или на даче, и только потом сгинуть навсегда в безликих мусорных баках.
Вот велосипед «Урал». Мои ягодицы отчетливо помнят его железный багажник, когда отец катал меня по плохим дорогам нашего города. А когда я сам начал осваивать велосипедную езду, моим тестикулам хорошо доставалось от его высокой рамы.

Или грампластинки. Этих черных лепешек в гараже валялось тонны три и почти все фирмы «Мелодия». Мелодичными, лично для меня, из этих трех тонн было килограмма два, килограмм из которых – пластинки группы «Ласковый май». Рядом стояла жертва моей любви к этой группе – сломанная кровать. Она треснула пополам, когда я прыгал на ней под песню «Белые розы».

Раз в год, чаще всего весной, отец решительно порывался избавиться от всего хлама в гараже. Для этого туда должна была прибыть мама, провести ревизию, решить какие вещи вывезти на дачу, какие отдать бабе Зине со второго этажа, а какие еще могут пригодиться. В общем, задача слишком сложная и ответственная в рамках одной мамы. В рамках папы задача выглядела очень просто: выкинуть все нахер. Но он этого не делал. «Я за равноправие. Пусть у мамы тоже будут какие-нибудь дела в гараже», - говорил он.

Соседок по гаражу не бывает. Но это не значит, что женщины никогда не появлялись на наших гаражах. Однажды я увидел как сосед Толик открыл свою дверь, причем изнутри, и от туда вышла довольно симпатичная дама. Платье и каблуки подсказывали мне, что ремонтом автомобиля они там не занимались. Он поцеловал её в губы, обнял, они потерлись носиками и, перепрыгивая метровые лужи, дама поскакала к автобусной остановке. Толик тогда сказал мне, что это его жена. А через какое-то время я увидел его на гаражах с другой женщиной – полной, крикливой и без макияжа. Матерясь друг на друга, они загружали в машину ящики для рассады. Зачем он изменяет жене с этой противной дамой, я тогда так и не понял.

У соседа Юры не было машины, но гараж он посещал регулярно. Юра решил, что сперва надо приобрести гараж, а уже потом копить деньги на автомобиль. Это было его роковой ошибкой. Наведываясь в гараж с целью ремонта и обустройства, Юра перезнакомился со всеми соседями и вскоре его пустой гараж превратился в уютный винтажный паб, со старым облезлым диваном, детским столиком, парой табуретов и перманентным табачно-перегарным ароматом. Поначалу паб работал только по выходным, но очень скоро перешел на ежедневный режим работы. Юра был там директором, барменом, никудышной уборщицей и, когда надо, вышибалой. Поговаривали, что попойки в пабе были настолько грандиозными, что у стоящих в соседних гаражах машин срабатывала сигнализация. Несколько раз даже поднимали охрану гаражного кооператива с собаками, но каждый раз проверка заканчивалась спаиванием охранников вместе с их четвероногими.

Паб безбожно прогорал, поэтому мечты о новом автомобиле становились для Юры все призрачнее и туманнее, а шансы потерять работу, жену и печень вполне реальными.Вскоре паб закрылся, на его воротах появилась надпись мелом «Продам» и номер телефона. И не было бы у этой истории хэппи энда (по крайней мере лично для меня), если бы не сплетни. Оказывается за систематические прогулы и пьянство Юру уволили с завода, но для его жены это не стало поводом собирать вещи и уходить к маме. Она закодировала Юру, продала гараж, отдала долги, а оставшихся денег хватило, чтобы съездить в Китай и купить пару центнеров спортивных костюмов. Спортивный костюм к середине 90-х уже стал национальной одеждой, символом перемен и успеха в новой России. Один человек мог купить себе сразу несколько спортивных костюмов: черный – для повседневных дел, белый – для торжественных мероприятий, красный – для эпатажа.

Семейный бизнес набирал обороты. Открыли точку продаж на центральном рынке. Жена назначила Юру продавцом-консультантом. Все обошлось без предварительного собеседования и испытательного срока.
Позже Юра приезжал на новенькой Тойоте к своим бывшим соседям по гаражу. Хвастался сколько костюмов продал за год, рассказывал где успел отдохнуть за границей, дарил какие-то сувениры, алкоголем больше не интересовался. Мужикам обновленная версия Юры не очень понравилась. Их можно было понять: пили они тогда наравне с ним, а кто-то даже больше, однако до сих пор работали на заводе, чинили свои старенькие «Жигули» и по курортам не ездили.

Шло время. В стране много раз поменялись времена года, один раз президент. Все чаще на смену старым «Жигулям» приходили поддержанные или новые иномарки. По сравнению с отцовским, мой гараж приставляет собой убогое зрелище: автомобиль и пустота. Этот гаражный дзэн нарушает лишь комплект зимней или летней резины, аккуратно стоящий стопочкой в углу. Никаких верстаков с тисками, кучей инструментов, канистрочками, деталями. Никаких старых пластинок, велосипедов, сломанных кроватей. Только автомобиль и серые стены. Порой мне кажется, что у него от этого скоро начнется депрессия.

О соседях по своему гаражу могу сказать следующее: невысокий мужик, лысый мужик и еще какой-то мужик. Как их зовут – не знаю, но как-то раз слышал как жена одного из них назвала его «зайчиком». Они поставили машину, «зайчик» поссал на соседний гараж и вместе со своей «зайчихой» отправился домой. О двух других даже рассказать нечего. И кстати, соседки по гаражу теперь бывают. У меня есть одна – девушка примерно моего возраста. Сама закрывает и открывает ворота. Один раз даже видел, как она проверяла давление в шинах.
Соседи со мной здороваются, но не знакомятся. Я тоже не испытываю особого желания. Просто зачем…

Соседка
enotsvoboden
Звонить в дверь больше пяти минут подряд могут две категории людей: менты и соседка снизу. Если они приходят вместе, то скорее всего у вас в квартире идет вечеринка. Однажды в студенческие времена гуляли у кого-то на квартире. В два часа ночи пришла соседка. Одна. Стоит такая в пижаме, в тапочках, давит на кнопку дверного звонка. Наконец, открывается дверь и перед ней нарисовывается парень в смешном парике, очках, галстуке на голое тело и бутылкой пива в руке.

- Привет! Извини, у нас не пижамная вечеринка, - и закрывает дверь.

Другое дело когда ты дома один. Сидишь такой в туалете, тужишься над книжкой, и вдруг слышишь звонок в дверь. Сразу встать и пойти открывать ни организм ни разум не позволят. Приходится ждать в надежде, что просто ошиблись квартирой. И чем дольше звонят, тем больше тебя нет дома. А кто сейчас приходит в гости предварительно не позвонив по телефону? Свидетели Иеговы, разбойники или соседи. Никого из них я особо не ждал, поэтому подумал, что скоро уйдут, решив что никого нет дома. Однако, дверной звонок продолжал разрываться. Пришлось идти открывать.

Это соседека снизу прибежала знакомиться. В голливудских фильмах соседи приходят с пирогом и с улыбкой. В России скорее скормят пирог и улыбку уткам в парке, чем новому соседу. Вот и ко мне дама снизу пожаловала без улыбки, и тем более без угощений. Из всего обилия слов, что она говорила, я уловил лишь «наводнение» и «потоп», причем судя по эмоциям и жестам, масштаб её потопа был очень близок к библейскому варианту.

Я сразу бросился проверять трубы на наличие утечек. Но все было в порядке, лишь в углу ванной нашел маленькую лужицу, которая образовалась неведомо как.

Потопом же для неё оказалось небольшое пятно на потолке в ванной. Я пообещал вызвать сантехника, вытер воду, накрыл труп лужи старой футболкой с очень подходящей для этого случая надписью «Shit happens». На этом она мысленно разобрала свой ковчег и разогнала всех тварей, которые по паре – потоп для неё закончился. Теперь можно и познакомиться.

Татьяна Михалойвна. Можно просто Татьяна. Возраст (на глазок) – от 41 до 43. В разводе, живет одна. Есть 15-летний сын, который проживает в основном у отца или у бабушки. Квартира Татьяне досталась после раздела семейного имущества.

Зачем она мне всё это рассказала – не знаю. Видимо решила, что раз уж побывала у мужчины в ванной, то секретов от него быть не должно. Я тоже много о себе рассказал: зовут Андрей, живу тут пару месяцев, работаю на работе. Оставил ей свой номер телефона и в случае следующего потопа попросил звонить.

Сантехники нашего домоуправления – люди ответственные, но только с 10 до 16. Быть ответственными в другое время они готовы лишь за отдельную плату. Возвращаясь с работы решил сам без всяких сантехников разобраться в причинах появления лужи. Зашел домой, не успел разуться, как пришла Татьяна Михална. У неё в ванной опять местами осадки в виде мокрых пятен. Но на этот раз все обошлось без эмоций и библейских сюжетов. Пригласила меня полюбоваться её мокрым потолком. Между делом напомнила, что живет одна. Нет уж спасибо. Верю на слово.

Полез опять под ванну разбираться с лужей. Она воскресла, при чем стала еще больше. Для устранения лужи нашел еще одну старую футболку, на этот раз с надписью «Fuck the System».

- Я понял в чем причина, - говорю Татьяне. Трубе слишком одиноко, вот она и плачет.

- Хаха – очень смешно.

- На самом деле – это конденсат. Труба холодная, в квартире тепло, вентиляции в ванной плохая, поэтому на холодной трубе образуется конденсат, который стекает на пол. Физика – 7 класс.

- Ну надо что-то делать с этой вашей физикой.

- А что делать? Буду оставлять дверь в ванную открытой – проветривать. Думаю это поможет.

- Ну смотрите. Я бы на вашем месте вызвала сантехника… Ладно, я побежала – на фитнес опаздываю...

Татьяна очень скоро вступит в возраст ягодки, и, по всей видимости, усиленно готовится к этому моменту с помощью фитнесов, бассейнов, диет и, возможно даже выписывает ЗОЖ. Благо на все это есть время, свободное от стирки, готовки и других видов подтирания поп двум взрослым мужчинам.

Что касается вновь образовавшейся лужи, то оставалось надеяться на то, что я правильно установил диагноз, иначе в третий раз точно пришлось бы идти к ней в ванную смотреть потолок, а потом еще штукатурить и красить. А там уже и до рабства недалеко, в том числе сексуального.

Прошло дня два. Сижу дома. Звонок в дверь. На пороге кто бы вы думали ?

Татьянмихална. Каблуки, макияж, норковая жилетка, загадочный взгляд…

- Здравствуйте, Андрей!

- Что, опять?

- Нет-нет, все в порядке. Я хотела узнать, это действительно был конденсат ? Просто у меня подружка в соседнем подъезде. У неё та же история.

- Ну в общем да. Открытая дверь и нет проблем. Пока технология не запатентована – пусть пользуется.

- Понятно. Кстати, тут собрание жильцов намечается, - протягивает мне бумажку. Раз уж вы тут новенький, может сходите?

- Хорошо. Может и схожу.


Прошло три дня. Поглощенный делами, про собрание жильцов забыл. Приходит смска от Татьянмихалны: «Здравствуйте Андрей. Наготовила вкусных кексов. Приглашаю на чаепитие. Такси до дома оплачу ». О нет!
Tags: